ГЛАВА ДОМАШНЕЙ ЦЕРКВИ

Мы прервали свой рассказ на том, как чета Рединых — Анатолий и Александра — приняла святое водное крещение по вере.
Заключен завет с Господом, дано обещание служить Ему доброй совестью. Анатолий Сергеевич понимал, какая ответственность теперь ложится на него. Он стал христианином и должен являть собой образ Христа везде и во всем.
В своей семье он теперь не только ее глава, но глава домашней церкви. По вечерам, когда заканчивался трудовой день, Анатолий Сергеевич собирал семью для молитвенного общения. Раскрывал Библию, читал Слово Божие, интересовался, кто что запомнил из прочитанного, затем все склонялись для молитвы. Большое внимание уделял детям — беседовал с ними на евангельские темы, отвечал на их вопросы, радовался, что их интересует духовная жизнь. Он стал для них не только отцом, но и духовным наставником.
Радовал сердце отца и домашний хор. Сам он играл на фисгармонии, а жена и дети пели христианские гимны. Вскоре образовался и домашний струнный оркестр. Анатолий Сергеевич любил заниматься с детьми (их у него было восемь), придумывал для них разные игры, воспитывал в христианском духе. А христианский принцип очень прост и понятен даже детям: «Не желай и не делай другим того, чего себе не пожелаешь.» Позднее, когда он приобрел старенький мотоцикл, отправляясь в благовестнические поездки по области, брал с собой по очереди сыновей, чтобы они участвовали в служении отца-христианина. Уча детей заповедям Христовым, он сам был для них во всем примером.
Воспитывая детей в христианском духе, он никогда не оказывал на них давления, не принуждал следовать за Христом. Но научал их Слову Божьему, разъясняя евангельские истины, говорил о пути, ведущем в жизнь вечную, и о пути, конец которого — погибель. Им предоставлялась полная свобода выбора:    служить Христу или жить во грехах.
Дети Рединых, как и все другие, ходили в обычную советскую школу. Когда кому-либо из них приходило время стать октябренком или вступить в ряды пионеров, отец также давал им свободу выбора. Конечно, он объяснял, что Иисус Христос не давал никаких клятв, но помогал нуждающимся, больным, всем дарил добро и Свою любовь. Ведь все дело не в том, как называться. Человека узнают по его; плодам, по делам, которые он совершает. Можно называться христианином, но не быть им. Можно вступить в какую-либо организацию, произнести соответствующую клятву, но своими поступками порочить это звание. А можно не называться пионером, но жить честно, преданно, послушно. Сын Сергей в день, когда учеников его класса принимали в пионеры, убежал в луга. Одноклассники искали его, приходили к нему домой, но-так и не найдя, ушли ни с чем. Другой сын, Андрей, поддался общему торжественному настрою, надел праздничную белую рубашку и стал октябренком. Домой пришел сияющий от радости, на его груди красовалась звездочка, на видное место он поставил большой портрет В. И. Ленина. Как же поступил отец? Нет, он ничего не сказал сыну, не заставил убрать потрет, снять звездочку, даже не упрекнул. Анатолий Сергеевич не действовал запретами. Он знал, что, повзрослев, его дети сами во всем разберутся и изберут правильный путь.
В школе большинство учителей относились к детям баптиста недоброжелательно, притесняли и всегда ставили их перед классом в качестве отрицательного примера. Правда, были и такие учителя, которые относились к ним по совести. Отец учил детей не быть робкими, не склонять голову перед трудными обстоятельствами, держаться бодро. Ему приходилось много общаться с учителями и они оставались друг другом взаимно довольны. По мнению многих учителей, Анатолий Сергеевич был интересным собеседником. Частенько, когда его жена заходила в школу, учителя говорили ей: «Пусть Анатолий Сергеевич придет, с ним так приятно беседовать!» Учителя поражались его мудрости, а между тем он закончил всего четыре класса. Дар этот исходил от Святого Духа, Который руководил им.
Когда начались притеснения со стороны атеистической власти, Рединым стали угрожать, что отберут у них детей. Им не разрешали брать детей на богослужения. «Сам-то уж ходи, но детей-то зачем за собой тащишь?!»—подобные советы слышал Анатолий Сергеевич и от знакомых, встречающихся по дороге, ведущей в Дом молитвы. Эти угрозы не запугали брата. Он твердо верил в Господа; надеялся на Его милость, знал, что без Его воли ничего не происходит, и он по-прежнему ходил на богослужения вместе с детьми.
Перемены, происшедшие в Анатолии Сергеевиче после его встречи со Христом, не остались не замеченными и на заводе, где он работал токарем. Как и раньше, ему предлагали подкалымить, но он отказывался. Он перестал пить, не курил, не сквернословил. Один товарищ по работе позднее вспоминал, что Редин был большим шутником среди рабочих, но, после того, как уверовал, стал очень кротким. Над ним насмехались и оскорбляли, но он сносил все в кротости и смирении, и здесь же, на работе, свидетельствовал о Господе и жизнью, и устами. И часто насмешки сменялись уважением к нему.
Слухи о том, что он стал верующим, дошли до начальства. И вскоре его уволили. Он пытался найти другую работу, ходил, обращался в различные места, часто слышал: «Места есть, зайдите завтра или дня через два». За это время о нем успевали навести справки, и, узнав, что он баптист, на работу не принимали. А ведь нужно кормить семью, растить детей. Анатолий Сергеевич вынужден был устроиться учеником проводника на поездах дальнего следования. Вскоре жена поняла, что эта работа не для отца многодетной семьи. Дети совсем перестали видеть отца, прекратилась духовная работа в семье. И однажды она сказала ему: «Не нужны мне твои гостинцы, лучше будь больше с детьми, увольняйся». Проработав два месяца, он уволился.
Спустя некоторое время в церкви его избрали на пасторское служение. Для духовной работы в церкви требовалось много времени, но быть священнослужителем, освобожденным от гражданской работы, не разрешалось, т.к. церковь была не зарегистрирована и поэтому работа только в ней считалась тунеядством. Пришлось наняться пасти сельское стадо. Пасли по очереди, всей семьей. А когда отец был занят на духовной работе, стадо пасли сыновья. Так, лишившись работы, он перебивался понемногу, но никогда никому не жаловался, трудился и постоянно благовествовал.
В начале христианской жизни Анатолия Сергеевича, в период духовного взросления, ему пришлось пройти многие испытания. Насмешками и оскорблениями встречали его не только на работе. Против него были настроены многие соседи и даже родственники. Членов его семьи называли мракобесами, окна мазали краской, на воротах рисовали карикатуры и писали: «ПОП». Раньше среди односельчан он слыл весельчаком и ни одна пирушка не обходилась без его участия. Имея красивый голос, он любил петь разудалые песни. А теперь? Все, что раньше было для него преимуществом перед другими, он отдал Господу: и голос, и пение, и способности в работе. Все презрительные насмешки не охлаждали, а укрепляли его веру. Силу противостоять искушениям, он черпал в молитвах. Молились все вместе в семье, большую моральную и молитвенную поддержку он имел в лице своей супруги, молился и один, придавая большое значение личному общению с Господом и уделяя этому много времени.
На богослужениях не упускал возможности прославить Господа стихотворениями, пением гимнов. В церкви, оценив его голос, пригласили петь в хоре. Это было его первое служение в церкви. Позднее стал проповедовать с кафедры. Он тщательно готовился, но никогда не пользовался конспектами. А бывало, подготовится к проповеди, но в последний момент Господь положит на сердце что-то другое, и он говорит о том, на что указывает Дух Святой. Возрожденная душа не может молчать. И Анатолий Сергеевич нес людям весть спасения, свидетельствуя о великой любви Господа Иисуса Христа.
Его вера не была мертвой. Он свидетельствовал не только словами, но и делами. В его родном Канищеве односельчане, видя это, изменили свое отношение к его семье. Многие шли к нему, зная, что найдут здесь поддержку и утешение. Не имея материального достатка, между тем, он часто помогал другим нуждающимся: кому огород вскопает, кому сарай поправит, дрова переколет, крышу перекроет, выроет канаву, выкопает картошку, сделает отопление, не требуя платы. И своих детей приучал творить добрые дела. Тех из них, которые были постарше, брал с собой. Его дочери помогали многодетным семьям: сидели с детьми, стирали, работали в огороде.
Анатолий Сергеевич всегда всем доверял. Часто он приводил домой пьяниц, которых знал или просто «с улицы», замерзающих бродяг. Бывало, увидит в электричке бродягу, спросит: «Куда едешь, друг?» И, узнав, что тому некуда податься, приводил к себе домой. Анатолий Сергеевич, прежде чем свидетельствовать пропойцам о Боге, помогал им привести себя в «божеский вид». Однажды он привел к себе бродягу, который прикинулся глухонемым. Его помыли, привели в порядок, сын Андрей уступил ему свою постель. Этот человек прожил в их доме около трех месяцев. Все к нему относились, как к своему. Но однажды, идя с Анатолием Сергеевичем через овраг, «глухонемой» вдруг заговорил, выдав себя. Вскоре после этого он ушел от них. Долго жил на правах члена семьи у Рединых и слепой с Волыни, у которого мать была верующей, но он сам в Бога не верил.
Добрые деяния всегда были для Анатолия Сергеевича нормой жизни. Ведь и он когда-то, подобно этим людям, мучался, страдал, а теперь стал счастлив, обрел свободу во Христе. И желанием его сердца было помочь этим людям обрести Христа. Он рассказывал им, как сам стал верующим. Не имея в себе Христа, разве стал бы он заботиться о них? Но все эти пьяницы, пожив некоторое время у него, уходили, забывая поблагодарить. Бывало и такое: утром просыпаются, а гостя нет, а заодно и некоторых вещей. Но кто знает, может быть, когда-то свидетельство брата и вспомнилось этим людям, коснулось их сердец и принесло свой запоздалый плод, вспомни-лось милосердие верующего чудака, приведшего их в свой дом и приютившего там.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ: ДОМ МИЛОСЕРДИЯ…

НАПИСАЛ: author

Пока нет комментариев.

Написать комментарий

Стереть текст